Preview

Общая реаниматология

Расширенный поиск
Том 10, № 1 (2014)
https://doi.org/10.15360/1813-9779-2014-1

МОЛЕКУЛЯРНЫЕ И КЛЕТОЧНЫЕ МЕХАНИЗМЫ РАЗВИТИЯ КРИТИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ

5-11 501
Аннотация

Цель работы — оценка воздействия панавира и дерината, обладающих иммуностимулирующими свойствами, на постреанимационный процесс у животных разного пола.

Материал и методы. Работа выполнялась в зимний период на белых крысах обоего пола массой 200—250 г. Остановку кровообращения длительностью 10 мин. у крыс, наркотизированных эфиром, вызывали внутриторакальным пережатием сосудистого пучка сердца. В постреанимационном периоде оценивали функциональное восстановление ЦНС, изменения половых стероидных гормонов. В работе использовали два иммуноактивных препарата: панавир и деринат. Тот или другой препарат вводили внутримышечно: 1-й раз на 30 минуте после оживления, а второй — на следующие сутки. Деринат — в дозе 150 мкг на кг массы тела, а панавир — в дозе 0,02 мг на кг.

Результаты. Установлено положительное влияние вводимых препаратов на функциональное восстановление мозга. Показано, что их применение изменяет профиль половых стероидных гормонов в раннем постреанимационном периоде как у самцов, так и у самок.

Заключение. Результаты исследования свидетельствуют о способности  иммуноактивных  препаратов  оказывать  влияние  на  нервную  и  эндокринную  системы в  критических состояниях.

 

12-24 603
Аннотация

Цель — выявление особенностей мембран эритроцитов и их наноструктур у недоношенных детей, рожденных от многоплодной беременности.

Материал и методы. В исследование включили 28 новорожденных, из них — 14 недоношенных детей, рожденных от многоплодной беременности. Средний гестационный возраст составил 34,1±1,7 нед., масса тела при рождении — 2065,4±304,8 г. Группа сравнения — 14 доношенных новорожденных с благоприятным течением беременности и срочными родами. Средний гестационный возраст детей составил 39,4±0,5 недель, масса тела при рождении — 3131,7±588,8 грамм, оценка по шкале Апгар на 1-й минуте жизни — 8±0,4 балла. Проводили исследование эритроцитов в поле атомно<силового микроскопа (АСМ). Объектом исследования явились: остаточная пуповинная кровь (ОПК), центральная венозная кровь через 7 часов после рождения и венозная кровь недоношенных новорожденных  7-х  суток  жизни.  Проводилось  исследование  плаценты.  Данные  сопоставляли  с  гестационным возрастом, состоянием детей при рождении, клиническими симптомами.

Результаты. У детей основной морфологической формой эритроцитов при рождении являются планоциты, при этом определяются стоматоциты и другие аномальные клетки, являющиеся промежуточными, обратимыми формами. Наименее стабильной и подверженной патологическим изменениям на мембране эритроцитов является поверхность первого порядка, а спектриновый матрикс и белковые кластеры не изменялись. На высоты h 1 и h 2 мембраны эритроцитов в остаточной пуповинной крови влияли парциальное напряжение углекислого газа и насыщение гемоглобина кислородом. Внутренняя, цитоплазматическая поверхность устойчива к длительному воздействию гипоксии, т. к. высоты h 2 и h 3 мембраны эритроцитов при рождении соответствовали аналогичным высотам здоровых новорожденных и в течение всего времени исследования не изменялись. Первые часы постнатальной жизни характеризуются активной трансформацией эритроцитов из одной формы  в  другую.  Отсутствие  у  недоношенных  новорожденных  в  течение  раннего  неонатального  периода  дискоцитов свидетельствует о сниженной устойчивости мембран эритроцитов к действию неблагоприятных внутриутробных факторов. Последствия пренатального воздействия на мембрану эритроцитов сохраняется в течение определенного времени и выходят за рамки раннего неонатального периода. Рождение ребенка прекращает каскад патологических реакций,  но нормализация  исследуемых  показателей  к  седьмым  суткам  постнатального  возраста  не  происходит. Сохраняется высокий мембранный flickering, нет стабилизации морфологического состава эритроцитов. 

25-32 671
Аннотация

Цель — обоснование эффективности биполярных импульсов различной формы и длительности.

Метод. Для исследования была использована модель мембраны кардиомиоцита морской свинки Luo-Rudy Mammalian Ventricular Model II (dynamic), 1994—2000 гг. Воздействие электрических разрядов на мембрану кардиомиоцита проводили методом замещения плотности тока изучаемого импульса. Затем рассчитывали пороговый энергетический коэффициент импульса, который рассматривали в качестве интегрального показателя порогового воздействия (критерий эффективности) импульса, измеряемый в мкА 2 мс/см4 . Проводили сравнение: классического квазисинусоидального импульса, ступенчатого квазисинусоидального, прямолинейного, классического трапецеидального, трапецеидального модулированного (наличие высокочастотных, высокоамплитудных осцилляций тока) импульса и его немодулированного эквивалента, трапецеидального импульса с пологими фронтом и срезом и длительностью, равной длительности классического квазисинусоидального. Форма импульсов соответствовала сопротивлению грудной клетки около 100 Ом.

Результаты.  Самыми  эффективными  импульсами  оказались:  квазисинусоидальный  ступенчатый  (229,6  мкА2 мс/см4),  затем классический квазисинусоидальный (249 мкА2 мс/см4 , +9%) и трапецеидальный с пологими фронтом и срезом (253,0 мкА2 мс/см4 , +10%). Самая низкая эффективность (по значению порогового энергетического коэффициента) оказалась у трапецеидального модулированного импульса (397 мкА2 мс/см4 , +73%). Остальные импульсы занимают промежуточное положение между указанными выше импульсами в следующем порядке: эквивалент модулированного трапецеидального  импульса  (272,0  мкА2 мс/см4),  затем  прямолинейный  (273,5  мкА2 мс/см4 )  и  классический трапецеидальный импульс (307,7 мкА2 мс/см4 ).

Заключение. По критерию порогового возбуждения модели мембраны кардиомиоцита морской свинки Luo-Rudy самыми эффективными импульсами являются: квазисинусоидальный ступенчатый, затем — классический квазисинусоидальный и трапецеидальный с пологими фронтом и срезом. 

33-42 778
Аннотация

В статье обсуждаются перспективы клинического применения субстратных антигипоксантов.

Цель — изучить влияние сукцинат-содержащих субстратных антигипоксантов на системное потребление кислорода, буферную емкость крови, динамику содержания в смешанной венозной крови лактата при их применении у тяжелобольных и пострадавших с выраженными метаболическими постгипоксическими нарушениями.

Материалы и методы. В исследование включили 30 больных и пострадавших, перенесших эпизод тяжелой гипоксии смешанного генеза, тяжесть состояния которых оценивали по шкале APACHE II, она составила от 23 до 30 баллов с риском летального исхода от 46 до 70,3%. В состав стандартной инфузионной программы этой группы был включен сукцинат-содержащий препарат — реамберин 1,5% в суммарной дозе 800 мл. Группа сравнения (n=15) была представлена больными, которым в экстренном порядке выполняли обширные операции по поводу заболеваний органов брюшной полости. В качестве инфузионной среды был использован 10% раствор глюкозы в количестве 400 мл. До начала инфузии, а затем в мониторном режиме на протяжении двух часов измеряли потребление O2(VO2мл/мин) и выделение CO2(VCO2мл/мин). Изучался газовый состав, параметры КОС артериальной крови, содержание лактата в смешанной венозной крови. Измерения проводили до начала инфузии раствора реамберина или глюкозы, а также через 30 минут после ее завершения.

Результаты. Инфузия  1,5%  раствора  реамберина  сопровождалась  достоверным  увеличением минутного  потребления  кислорода  с 281,5±21,2 мл/мин до 310,4±24,4 мл/мин. Выделение CO2 при этом снизилось (в среднем с 223,3±6,5 до 206,5±7,59 мл/мин). У всех больных группы сравнения во время инфузии 10% раствора глюкозы наблюдали увеличение потребления кислорода с 303,6±33,86 до 443,13±32,1 мл/мин, то есть почти в 1,5 раза. Аналогичным образом изменилосьVCO2. Внутривенная инфузия 800 мл 1,5% раствора реамберина повышала буферную емкость артериальной крови, что проявлялось изменением PH, BE и HCO3. Отмечали явную тенденцию к снижению содержания лактата в смешанной венозной крови. При внутривенном введении 400 мл 10% раствора глюкозы достоверных изменений основных показателей КОС не отмечали, что подтверждает предположение о различии в метаболизме этих субстратов.

Заключение.  Препараты,  содержащие  в  своем  составе  сукцинат,  способны  компенсировать  метаболический  ацидоз.  Их применение сопровождается увеличением потребления кислорода и активацией процессов аэробного окисления. Полагаем, что основу их антигипоксантных качеств составляет восстановление процессов внутриклеточного аэробного метаболизма благодаря коррекции внутриклеточного метаболического ацидоза и увеличения буферной емкости крови. 

ОРИГИНАЛЬНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ

43-57 873
Аннотация

Цель исследования. Описать первый опыт применения схемы энтерального питания в составе комплексной терапии у пациента  после  трансплантации  тонкой  кишки  (ТТК). 

Материалы  и  методы.  Представлены  результаты  лечения мужчины 48 лет, после гетеротопической ТТК кишки по поводу синдрома короткой кишки. Протяженность трансплантата — 250 см. Комплексное лечение было направлено на восстановление функций трансплантата и включало иммуносупрессивную, инфузионную, трансфузионную, антибактериальную, противовирусную, детоксикационную терапию, парентеральное и энтеральное питание (ЭП). Разработанная нами схема ЭП разделена на 3 этапа: 1 — ранняя энтеральная терапия (с 1 -х суток) с применением мономерно -солевого энтерального раствора и специализированной смеси,  содержащей  фармаконутриенты  (глутамин,  антиоксиданты  и  трибутирин);  2 —  включение  полуэлементной смеси (с 5 -х суток); 3 — применение полимерных смесей и диетическое питание. Проводили лабораторный, ультра-звуковой, рентгенологический и эндоскопический контроль с биопсией.

Результаты. На фоне комплексного лечения с применением поэтапного ЭП удалось компенсировать белково -энергетические потребности пациента. С 7 -х суток при  морфологическом  исследовании  наблюдали  восстановление  гистологических  структур  слизистой  оболочки трансплантата. При энтероскопии слизистая оболочка кишки имела розовый цвет с хорошо выраженными ворсинками, наличием перистальтики и окрашенного желчью химуса. На 7 -е сутки получили самостоятельный окрашенный стул (150 мл). Все это подтверждало восстановление функции всасывания и пристеночного пищеварения кишечного трансплантата. С 30 суток больного перевели на полимерные смеси и диетическое лечебное питание. К моменту выписки на 86 сутки индекс массы тела составлял 23,1 кг/м2.

Заключение. Положительные результаты лечения пациента после ТТК стали возможны благодаря совершенствованию хирургической техники, современной иммуносупрессии  и  комплексному  лечению  пациента  в  послеоперационном  периоде.  Разработанная  нами  схема  поэтапного  ЭП является важным компонентом комплексной терапии после ТТК и способствует восстановлению основных функций трансплантированной кишки и ее подготовке к усвоению полисубстратных смесей и естественных продуктов питания. 

ОБЗОРЫ

58-67 465
Аннотация

Полиморфизм μ-опиоидного рецептора является одним из наиболее изученных полиморфизмов, влияющих на активность наркотических аналгетиков. Несмотря на большое количество публикаций, посвященных данной проблеме, полученные результаты в настоящее время не применяются в клинической практике. Целью данного обзора является описание влияний данного полиморфизма на восприятие болевого стимула и чувствительности к наркотическим аналгетикам. Показано, что носители генотипа 118G/G μ-опиоидного рецептора толерантны к действию наркотических аналгетиков и для достижения желаемого эффекта им требуется большая доза по сравнению с носителями нормального генотипа. При этом вероятность возникновения побочных эффектов, связанных с назначением наркотических аналгетиков, существенно не отличается между носителями мажорного генотипа и носителями генотипов 118A/G, 118G/G. 



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1813-9779 (Print)
ISSN 2411-7110 (Online)